Брат Руфин (главная)

Глава IX : Семья

Скачать главу формат 21x29,7 см

Начнем же мы с того, что перечитаем эти первые строки Бытия, которые освещают всё семейное существование. Затем, хотя Франсуа и не оставил каких-либо специфических записей по поводу семьи, мы найдём в его работах мысли, прекрасно подходящие к жизни семьи. И, наконец, мы закончим нашу главу осмыслением 17-го положения нашего Устава, которое начинается словами-синонимами Любви Агапе: В лоне семьи живите...

  • 0

ВНАЧАЛЕ

Мужчину и женщину, сотворил их

В Книге Бытия мы видим, что в создании человека проявляются два начала: мужское и женское. Сам процесс завершается сотворением женщины. Это то, о чём последовательно рассказывают нам две истории: священнический рассказ (Быт 1 26-27) и рассказ Бога (Быт 2 18-27). Как мы уже упоминали в первой главе этого учебного пособия, из двух историй о сотворении следует, что мужчина и женщина, только вместе взятые, составляют общий образ Бога. В то время как каждый из них, сам по себе, является лишь частичным изображением. Таким образом, они по существу своему равноценны и дополняют друг друга. Именно этот вывод вытекает из двух рассказов о сотворении, которые излагаются совершенно разным языком, но имеют одну суть. И в самом деле, в то время как первый рассказ говорит нам о мужчине и женщине, сотворённых вместе, чтобы вместе олицетворять образ Господа, то во второй истории мужчина, сотворённый особым актом Бога, по этой причине является высшим представителем по отношению ко всем остальным, созданным Богом существам, находя только в женщине создание, во всём похожее на него. * P.André FEUILLET, P.S. Sulp., ИИСУС И ЕГО МАТЬ из рассказов Луки о детстве и по свидетельствам св. Иоанна – Роль Девы Марии в истории Спасения и место женщины в Церкви, J.Gabalda et Cie. Editeurs, 1974, стр. 202. Основные моменты содержания первых четырёх § этой главы взяты из вышеуказанного произведения, стр. 201-213 (с незначительными изменениями и добавлениями). Этим объясняются, например, речи пророков, сравнивающих любовь Бога то с любовью отцовской, а то – любовью материнской. Наипервейший же источник любви – той или иной – заключается в Боге, и только в Нём одном.

Однако, по воле самого Творца женщина, столь отличная от мужчины, в некотором роде является его завершением. Вот почему только после создания женщины, мужчина всей душой открывается творению, совершенному Богом. Это вторая истина, которую открывает нам второй рассказ о сотворении. Сам Бог провозглашает, что нехорошо быть человеку одному (Быт 2 18). Если одиночество и молчание подобны таинствам, дарящим нам присутствие Бога (Я увлеку её, приведу её в пустыню, и буду говорить к сердцу её – Ос 2 14), то эгоистичная изоляция не может принести ничего хорошего человеку. Когда Бог говорит: сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт 2 18), речь идет не только о создании первой человеческой пары для размножения рода. Это удивительное явление из Быт 2 18-24 даже не упоминает этого, оно начинается словами: не хорошо быть человеку одному, а заканчивается: и будут два одна плоть. Помощь физическая, которую женщина может дать мужчине, не является первой целью, потому что в этом отношении животные также помогают человеку. У евреев есть текст, говорящий по этому поводу: женщина помогает мужчине, являясь его совершенным отображением, его идеальным партнёром (дословно: «как перед ним»). В Быт 2 18-25 акцент ставится на незаменимую духовную поддержку, которую женщина несёт мужчине: мужчина нуждается в существе себе подобном, заставляющим его выйти из духовной изоляции благодаря взаимной связи мыслей и взаимному излиянию чувств.

Кость от костей моих и плоть от плоти моей

На всех уровнях (и не только в биологическом плане, являющимся лишь одним из аспектов несравнимо богатой реальности), человек обращается к себе подобному существу с призывом о помощи. Мужчина является "носителем Логоса (то есть Глагола, слова как раскрытия), ему нужно говорить, называть и описывать", и в этом заключается его миссия, порученная ему самим Богом, в то время как "женщина знает безмолвие": Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привёл их к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их, и чтобы, как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей. Это есть акт творения второго порядка, когда человек нарекает именем все живые существа, акт, в следствие которого человек как бы становится их хозяином. Но нет среди них помощника, соответственного ему. Насколько бы ни был богат и полезен этот новый мир, который пробудил в человеке тягу к другому живому существу, не нашлось в нём помощника, подобного ему. Человек пребывает в поисках этой помощи до момента, когда Бог порождает из него же самого его половину, без которой, во всех отношениях, он оставался бы по-настоящему незавершённым. И только тогда человек испытывает чистейшую радость: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей (Быт 2 23).

Этот библейский текст, кажущийся на первый взгляд таким наивным, скрывает в себе глубокий смысл. Адам искал помощника себе подобного, но в то же время, и отличающегося от него. И вот, в изумлении он видит перед собой существо, которое является не чем иным как его отражением; представляющим другую грань его натуры, и которое можно познать через форму «ты». Таким образом, через свою любовь, женщина как бы рождает мужчину для него самого и для других. Ведь только после того как её нарекли женой, человек получает своё имя: она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (на иврите слово «иша» обозначает женщину, «иш» - мужчину).

Жена есть слава мужа

Святой Павел тоже говорит нам об истине, написанной в книге Бытия. По словам этого Апостола, муж есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа (1 Кор 11 7). Здесь важно не исказить смысл этих слов: в них нет (абсолютно) никакого умысла унизить женщину. Св. Фома Аквинский в комментарии к этому отрывку отмечает, что Павел не употребляет слово «образ» по отношению к женщине (тогда он написал бы: образ человека), так как она является, наравне с мужчиной, прямым образом Бога. И, в то же время, жена есть слава мужа. Однако в Новом Завете, понятию слава придаётся значение источника или средства прославления. Мужчина - это слава Божия в том смысле, что он прославляет Творца, проявляя через себя его свойства. Женщина - это слава мужа в том смысле, что она прославляет его, делает ему честь, так как она не только равна ему, но является к тому же его дополнением, тем самым даря ему поистине незаменимое богатство, как то показывает второй рассказ о сотворении: в этой истории именно женщина проявляется помощником, соответственным первому мужчине, что наполняет его гордостью. Если женщина является для мужчины таким даром, кость от костей моих и плоть от плоти моей, ей не должно, однако, заострять на себе и на своей красоте взгляд и желание мужчины, впрочем, это касается и самого мужчины, по отношению к женщине.

Если Адам, созданный волей Творца, связывает себя с Евой, то это потому, что он видит в ней завершение образа Бога коим является он сам, получая, в результате, проявление любви, которую Господь выражает ему. Адам видит отражение собственного образа, который есть не что иное как образ Божий, находясь перед Евой, тем самым она постоянно обращает его к Господу. Это её роль - обращать Адама не только к себе, но и к Богу. Более того, мужчина и женщина, взятые вместе, не смогут реализоваться, не отказавшись от себя и не обращаясь к Богу, ибо они обязаны стремиться к тому, чем они уже изначально являются: «образу Божию».

Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею

Первые страницы Бытия уже позволяют нам увидеть, что мужчина и женщина, равные по своему положению, отличаются, взаимодополняя друг друга не только по физиологическим факторам, но и в психологическом аспекте. Нет ничего произвольного в различии функций, данных Создателем мужчине и женщине; эта дифференциация изначально заложена в их сущность.

Созданный из праха земли, мужчина больше обращён к внешнему миру нежели женщина; ему надо применять все свои силы, чтобы завоевать этот мир и развивать его. Безусловно, священническое повествование присваивает своего рода господство на земле и мужчине и женщине, и только им вместе: Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею (Быт 1 28). Но во второй истории о сотворении, называемой также рассказом Яхвиста, эта инициатива предписывается мужчине. Ему поручено подчинить себе физический мир; роль, которую он может выполнить только при одном условии: сам оставаясь в подчинении Бога; после же падения, эта материальная вселенная восстаёт против человека, который, в свою очередь, сам восстал против Бога: (Быт 3 17-19): За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей...

Что же касается женщины, то ей приписывается совершенно иная функция, и, по многим параметрам, более благородная. В отличии от мужчины, она была создана не из праха земли, но из ребра первого человека, из него самого; таким образом, её взгляд и помыслы направлены к нему, дабы воспитывать его, приближая его к Богу! Разве она не направляет уже мужчину в познании его призвания? Только увидев её, он полностью осознаёт кто он есть сам и какое предназначение дано ему Творцом. После же падения, наказание падает именно на её главное предназначение (роль матери и жены): Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою.

Здесь идёт речь о лишении прав их изначального состояния (которые, как мы видим, характерны для их главной деятельности). Они, следовательно, не предназначены для оправдания поведения, которое можно было бы квалифицировать как анормальным (мужчина не должен стараться подчинить себе женщину. Святой Павел напишет: жёны, повинуйтесь своим мужьям (Еф 5 22). Он не говорит: мужья, повинуйтесь вашим жёнам). К этим лишениям добавляется смерть (Быт 3 19) и потеря божественного присутствия (Быт 3 23). И эти наказания наследственные. Христос Спаситель придёт, чтобы искупить человечество. Он примирит человека со своим Создателем, и через своё воскресение Он одержит победу над смертью.

И будут два одна плоть

Должно ли это утверждение Бытия включать в себя исключительно плотский аспект, хотя он, естественно, в нём присутствует? Если бы это было так, не попали бы мы в ловушку идолопоклонства сексуальности, которое оскорбило бы и женщину, и мужчину? Чтобы получить ответы на эти вопросы, мы обратимся (частично) к работе одного из христианских философов XX века * Marcel CLEMENT, Одно сердце, одна душа, одна плоть, Editions de l’escalade 1977, отрывки со страниц 42-48, и далее 55-59., под названием: Одно сердце, одна душа, одна плоть, которое поможет нам дать очень ценное представление о вышеизложенных размышлениях.

Оставит человек отца своего и мать свою: из книги Бытия мы узнаём, что расцвет собственного призвания человека проходит через «разрыв с родителями», не путать с отречением. Этот же текст озвучивает нам и причину этого необходимого отделения: и прилепится к жене своей. Из этого утверждения можно сделать вывод, что каждый человек предназначен для супружеских отношений. Этот брак, прежде всего, делается в Марии и в Церкви, ибо все наши души, очищенные жертвой Сына Божьего, призваны дать согласие на этот союз любви с Христом, искупившего их ценой собственной крови. Так, некоторые души отмечены спокон веков посвящением своей чистоты божественному супругу. Эти души, по словам нашего суверенного понтифика Пия XII, «отказываясь от радостей плоти в супружестве, ищут тайный смысл, и вместо того, чтобы подражать тому, что практикуется в браке, стремятся к тому, что он символизирует» * Пий XII, Энциклика De Sacre Virginitate.. Ведь, какими бы благородными они ни были в своей простой человеческой реальности, браки сакраментальные являются проявлением совершеннейшего союза Христа и его Церкви (Еф 5 32). Так, размышляя о бесконечном плодородии несотворенной Любви, можно прийти к наивысшему познанию мирского союза супругов, проявляющееся через обоюдный, нерушимый и плодотворный дар. И здесь, конечно, речь идёт не только о физической связи. Животные и растения размножаются физически, но их связям не ведома духовная сторона знания и любви. В браке мужчины и женщины, напротив, присутствуют и сплетаются эти две реальности: духовная и физическая. Это требует духовного знания и духовной любви, привязанности сердец и слияния тел. Поскольку мужчина и женщина были созданы по образу и подобию Божьему, но облачены в живую плоть, подверженную физиологическим изменениям и склонную ко грехам, они должны совмещать созерцание тайны божественной любви, которая живёт в их душах, принимая смирение человеческой любви, с её робостью, нетерпением, и даже зависимостью. Будучи абсолютной в своём духовном определении, но зависимой от плоти в своём выражении, супружеская любовь требует огромного терпения, чтобы полностью проявиться во всё возрастающем единстве. Это терпение необходимо вдвойне, ибо невидимый враг человечества отказывается в своей неизменной ненависти признать воплощение Слова и его образ: воплощение любви в супружестве. Таким образом, любовь мужчины и женщины постоянно находится под угрозой со стороны Дьявола, который, то призывает относиться к плоти с презрением, то убеждает сделать из неё абсолютного идола, непрестанный источник наслаждения. В обоих искушениях Дьявол уязвляет плодотворность любви, с целью уничтожить эту любовь.

Духовная близость супругов, если исходить из того, что таинство, объединяющее их, воспроизводит единство Христа и его Церкви, является наиболее глубокой и всеобъемлющей для соединения двух крещёных людей на этой земле. Это близость двух существ, которых таинство скрепляет так глубоко, что, реализуясь в своей полноте, оно приведёт к единству сердца, души и ума, достигнув конечной цели своего призвания. На что дают согласие те, кто произносит священное «да», готовясь вступить в узы супружества? По сути дела, они соглашаются на близость, которая больше не будет свободным единением душ помолвленных, но преобразуется в безвозвратный и обоюдный дар любящих душ, чтобы вместе ответить новому и общему призванию, которое проявится через «обладание» плотью. Таким образом, это можно определить, как своего рода право собственности, на которое каждый из супругов даёт своё полное согласие: Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне (Песн 6 3). Но, конечно, обоюдные права, возникшие из этой взаимной принадлежности, измеряются предписанным свыше предназначением: плодородием и счастьем этой любви. Это означает, что исключительный аспект данного права собственности, на которое каждый из супругов даёт своё сердечное согласие, может быть обоюдно выражено только через уважение излияния свободы каждого. Если, на протяжении всей жизни, каждый из супругов стремится больше дать, нежели взять, посвящает себя другому, а не пытается подчинить другого себе, помогает, утешает, когда это необходимо, проявляет свои надежды через своего мужа или свою жену, может простить и успокоить – вот тогда эта взаимная принадлежность в супружестве достигнет своего истинного смысла: принесения себя в дар любви, выраженное через свободное и добровольное самопожертвование для другого.

В какой-то степени, можно даже утверждать, что согласие подразумевает взаимную и полную открытость душ и сердец супругов. Никто не имеет право принуждать другого. Но если простота сердец, освящённая Святым Духом, побуждает супругов увидеть и принять друг друга такими какие они есть, с их недостатками и слабостями, с их эгоизмом и гордыней, с их ожиданием помощи… или же, напротив, их страхом оказаться «слишком» зависимыми от помощи другого, в таком случае они будут, поистине и в душе своей, один под взором другого. Зная друг друга без прикрас, умея безоговорочно прощать друг друга, они достигнут, благодаря духовному очищению, проявления высшей подлинности в самоотречении душ, которое приведёт к полному значению жестов в самоотречении физическом, что может проявиться только в супружестве. То, что это есть план Божий, не оставляет сомнения. Ведь в книге Бытия, ещё до рассказа о первоначальном падении, написано: … и будут [два] одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились. (Быт 2 24-25).

Что такое семья?

Восхождение к началу творческого акта Божьего становится, таким образом, необходимостью для семьи, если она жаждет познать и осуществить себя в соответствии с внутренней истиной не только своего существования, но и своего действия в истории. Сотворённая согласно замыслу Божьему как «глубокая общность жизни и супружеской любви» * Экуменический Совет. Второй Ватиканский собор, О Церкви в современном мире, Gaudium et Spes, 48., семья призвана постоянно стремиться становиться всё более тем, что она есть, а именно – общностью жизни и любви, которая, подобно каждой сотворённой и искуплённой реальности, обретёт своё окончательное исполнение в Царстве Божьем. В перспективе, достигающей самых истоков супружеской и семейной действительности, следует также сказать, что сущность и задачи семьи окончательно определены любовью. Потому семья получает миссию хранения, откровения и передачи любви, являющейся живым отражением Божией любви к человечеству и реальным участием в ней, и любви Господа Христа к Церкви, Его Невесте.

Таким образом, в замыслах Бога, Творца и Искупителя, семья открывает не только свою «идентичность», то, чем она является, но и свою особую «миссию», которую она должна и может выполнить. Семья, стань тем, чем ты являешься! * Иоанн Павел II, Апостольское обращение Familiaris Consortio, § 17, Pierre TEQUI Editeur 1981. : глубокой общностью жизни и супружеской любви.

ПОУЧЕНИЯ ФРАНЦИСКА КАСАТЕЛЬНО СЕМЬИ

Когда Франциск говорил о человеколюбии, он подразумевал под этим и семейную жизнь, наполненную теплотой и взаимопониманием (Фома Челанский. Второе житие.). «Я хочу», - говорил он, чтобы мои братья считали себя сыновьями одной матери; если одному нужна будет рубаха, верёвка или что-нибудь ещё, то другой с щедростью подарит ему это…». И чтобы не было велений, которые не выполнил бы он сначала сам через Христа, и чтобы первым показывал в этом пример.

В трудах Франциска мы не найдём текстов, специально обращённых семье. Тем не менее, множество из его сочинений напрямую «перекликаются» с этой темой. Чтобы обосновать нашу мысль, мы возьмём на рассмотрение некоторые из его высказываний. И в который раз мы придём к убеждению, что духовность Франциска, берущая начало от Триединого Бога, есть духовность «практичная», то есть которую можно конкретным образом воплотить в нашей повседневной действительности; Франциск видит в этом брачный союз души с Христом, осуществляемый в жизни каждодневно. Конечно же, эти различные тексты не смогут дать нам полного представления о том, что должно одушевлять жизнь семьи, но всё же они откроют для нас много интересного. В качестве введения, давайте зададим Франциску пять следующих вопросов и посмотрим, что же он на них ответит:

Ни ссор, ни клеветы, но лишь братская любовь и дух бедности

Мы можем задаться вопросом: а как можно совместить супружескую жизнь и нищету духа? Да существует ли вообще связь между этими двумя понятиями? Разве в семье мы не делим буквально «всё», и разве в этом объединении всего идёт речь о нищете духа? Следующие строки дадут нам ответы на эти вопросы.

В жизни каждой семейной пары есть множество моментов, наполняющих их радостью. Используя метеорологическую метафору, мы говорим о «сияющем солнцем» существовании «под безоблачным небом». Но погода бывает «изменчивой», также, впрочем, как и жизнь в супружестве, и время от времени солнечные дни могут перемежаться днями «облачными», «дождливыми», «грозовыми», а иногда и того хуже – «катастрофичными». И причины таких плохих моментов многочисленны. Это может быть следствием простой усталости; в таком случае, это чаще всего «быстро проходит»; но иногда наши слова опережают наши мысли – и разгорается конфликт. Первоначалом этих слов может быть и резкий характер одного из супругов, и нехватка добродетели, и собственническая и эгоистичная любовь, и лень одного или чрезмерная страсть к порядку другого, спад влюблённости… Одно из первых последствий этих недостатков проявится через противостояние одного из супругов. Он скажет себе (или подумает): «Я не для этого связал себя брачными узами, чтобы слышать такие вещи и страдать от этого, если я сейчас не дам отпор, он (или она) так и будет продолжать». Ребёнок, в свою очередь, подумает: «это он(-а) начал(-а)», стремясь обосновать (и «оправдать») грубость своей ответной реакции. Одним словом, мысль не оставить это на самотёк будет преследовать всех: глаз за глаз, зуб за зуб. И все будут искать себе сторонников, сначала в семейном кругу, а потом и извне. Вспоминать другие конфликты, ещё менее приятные, выуживая их из далёкого прошлого, во имя доказательства, что «чаша переполнена» … Действительно, для того чтобы выразить свою ненависть, человек наделён страшным оружием – своим языком.

Во избежание преумножения такого рода плохих дней, Франциск даёт мне «рецепт» из своего первого устава (Устав, не утверждённый буллой 11): И пусть остерегаются все братья, чтобы им не клеветать и не состязаться словами; но пусть стремятся сохранить молчание, за что Бог им воздаст. Пусть не ссорятся ни между собой, ни с другими, но стараются отвечать смиренно, говоря: „Я раб ничего не стоящий”. И пусть не гневаются, ибо всякий, гневающийся на брата своего, подлежит суду; кто же скажет брату своему: „рака”, подлежит синедриону; а кто скажет: „безумный”, подлежит геенне огненной. И пусть любят друг друга, как сказал Господь: „Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас”. И пусть делами являют любовь, которую питают друг к другу, как говорит апостол: „Станем любить не словом или языком, но делом и истиною”. И пусть никого не злословят. Пусть не ропщут, не клевещут на других, ибо написано: „Сплетники и клеветники Богу ненавистны. И пусть будут скромны и оказывают всякую кротость ко всем человекам. Пусть не судят, да не быть самим осужденным. И как говорит Господь, пусть не рассматривают малейшие грехи других, но более помышляют о своих в горести души своей. И пусть подвизаются войти сквозь тесные врата, ибо говорит Господь: „Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их”

Любить тех, кто ударяет тебя по щеке

Несмотря на все эти замечательные советы, которые мы можем применять в нашем быту, иногда бывает трудно избежать «трудных дней». Не идеализируя человеческую натуру, Франциск недвусмысленно напоминает об этой опасности в своём 14-ом увещевании, опасности, к сожалению, достаточно часто встречающейся в нашей повседневной жизни; более того, он дарит мне решение, как конкретно я могу воплотить дух нищеты в моём существовании: …Есть многие, кто, будучи на молитве или на службе, доставляет своему телу многочисленные воздержания и печали, но от единого слова о кажущейся несправедливости сего для собственного их тела, либо от какой-то другой вещи, которая у них отнимается, соблазненные, немедленно смущаются. Они не суть нищие духом; потому что кто поистине нищ духом, ненавидит самого себя и любит тех, кто ударяет его по щеке.

Теперь мы конкретно видим, в чём выражается «практическая духовность» Франциска. Её целью не является выбрать лучшего из противников, или принять сторону одного или другого. В конфликтной ситуации Франциск советует нам, в первую очередь, обратить взгляд на самого себя. Если другой человек проявляет какую-либо несправедливость по отношению к моему дорогому «я», не спеши оскорбляться. Совет Франциска – это опасаться, чтобы не гневались и не смущались из-за греха другого, потому что гнев и смущение в себе и в других прогоняют любовь (Устав, утверждённый буллой 7 3). Не надо стремиться заставить «расплатиться» другого. Но, напротив, подражая примеру нашего Искупителя, сумевшему произнести на кресте: «не вмени им греха сего», возлюби вдвойне того или ту, кто причинил тебе боль. По мнению Франциска, легко ли это? Нет. Он знает, как это трудно, тем более если проблемы действительно серьёзны. Поэтому, в своём толковании на «Отче наш», Франциск взывает к имени Господа, смиренно признавая нашу неспособность прощать сполна: И что не полностью прощаем, сделай, Господи, чтобы полностью прощали, перечисляя далее и средства, и результаты этой мудрой молитвы: чтобы врагов ради Тебя истинно любили и за них пред Тобой заступались, никому не воздавая злом за зло, и во всем искали бы опоры в Тебе.

Сочуствие к ближнему

Блажен человек, который в немощности своей поддерживает ближнего своего в том, в чем сам бы хотел, чтобы тот его поддержал, окажись он в подобном несчастье. Если задуматься над этим увещеванием Франциска (Увещевания 18), самым коротким из всех, мы осознаем, что оно является настоящей жемчужиной братской жизни, имея особенное значение для жизни семьи. Действительно, кто как не супруг или ребёнок, отец или мать, брат или сестра являются для нас самыми родными из всех ближних? Это увещевание учит нас состраданию по отношению к ближнему, что переводится как свидетельство любви, обязывающее нас к личному и искреннему участию в испытаниях, через которые проходит другой человек, это состояние можно охарактеризовать в буквальном смысле как «страдать вместе». Здесь речь идёт именно о том чувстве любви и милосердия, которым Бог щедро оделил страдающий род человеческий: Он был презрен и умален пред людьми. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни (Ис 53 3-4). В страданиях и испытаниях Франциск призывает нас поддержать своего ближнего, будь то духовная или физическая трудность, с которой он столкнулся: И, где бы ни были и ни находились братья, пусть считают друг друга членами одной семьи. Пусть безбоязненно открывает один другому свою нужду, потому что, если мать питает и любит сына своего во плоти, насколько больше должен каждый любить и питать брата своего духовного? И если кто из них впадет в немощь, другие братья должны ему служить, как хотели бы, чтобы им самим служили (Устав, утверждённый буллой 6 7-9). Как мы видим, в сочинениях Франциска нет ни толики намерения превратить нас в суперменов, со словами на устах: «Ну вот вы сейчас увидите! Я разрешу все ваши проблемы!» Нет! Франциск оценивает нашу человеческую натуру уравновешенно и справедливо, призывая нас поступать смиренно: поддерживать ближнего своего в немощности своей (и не в превосходстве своём), как говорится в одном из его увещеваний, или ещё: пусть безбоязненно открывает один другому свою нужду – уточняет Франциск в своём уставе. Ибо мы всегда «нуждаемся в другом», также, как и ближний наш «нуждается» в нас. Так и в семье: помогая человеку в его нужде, мы содействуем тем самым его приближению к Господу, и принимая со смирением его поддержку в ответ – мы тоже оказываем ему помощь.

Итак, мы говорили о помощи, рассматривая её под двумя аспектами: физическом и духовном. И чаще всего эти два состояния связаны между собой. Когда-то Франциск написал устав, предназначенный эремиториям. «Эремиторий» означает пустынь, где монахи-отшельники вели уединенную созерцательную жизнь. Сравнивать существование монахов с жизнью и бытом семьи – это, конечно, не так просто, но текст этого устава так и сквозит параллелями, которые с лёгкостью можно было бы «применить» к семейным отношениям: Те двое, что станут матерями (т.е. родителями), должны вести жизнь Марфы, а двое сыновей (т.е. дети) – жизнь Марии (Устав, предназначенный эремиториям 2). Эти две сестры из Евангелия символизируют: одна – активный образ жизни, другая – созерцательный. Евангельская цитата указывает, похоже, на то, что смысл и главная цель жизни в отшельничестве проявляется для Франциска, в первую очередь, не в аскетическом уединении, но в мистическом стремлении поиска Бога. То же самое касается и детей: мы даём им жизнь и хорошее воспитание не столько для «размножения» нашего рода, сколько с целью повернуть их чистые сердца и души к нашему Небесному Отцу. Известный терциарий Франциска Ассизского - Жан Батист Мари Вианней (Кюре из Арса) – замечательным образом изложил эту мысль в своих проповедях: «Отцы и матери должны помнить, что их самая важная деятельность должна заключаться в том, чтобы спасти души своих детей, и никакое другое дело не может быть более важным для них; больше того, их собственное спасение зависит от спасения душ их детей». И так как, по учению Франциска, мы должны всё делить друг с другом в этой жизни, то он делает такое заключение: сыновья также пусть когда-нибудь принимают на себя обязанности матерей, говоря этими словами, что на детях также лежит долг помогать своим родителям и материально, и в духовном плане.

Остерегаться нечистых взоров на женщин и общения с ними

В 17-ом положении нашего устава (к которому мы вернёмся немного позже) будет затронута тема верности. Так, Святой Франциск даёт различные практические предписания своим братьям, которые могут в равной степени касаться и супружеской верности и, в более широком смысле, верности божественной заповеди: Не прелюбодействуй (Исх 20 14). 12-ое положение первого, написанного Франциском, устава начинается словами: Все братья, где бы ни были и куда бы ни шли, пусть остерегаются зла, проистекающего от нечистых взоров на женщин и общения с ними. Читая эти строки, не терпящие, как кажется, никаких возражений, можно ли сделать вывод, что Франциск был ярым женоненавистником? Или, что ещё хуже, он воспринимал женщину как объект и источник греха, один лишь взгляд на которую или общение с ней, могло бы привести к погибели. Естественно, подобный вывод полностью исказил бы мысль и видение Франциска. Прежде всего, нельзя забывать, что, когда Франциск пишет этот текст, он обращается к своим братьям, то есть к мужчинам, которые не «защищены» монастырской стеной. Кроме того, и согласно духу этого текста, мы можем с уверенностью сказать, что, если бы он обращался к женщинам, то посоветовал бы им, например, одеваться так, чтобы не вызывать плохих взоров у мужчин. Следовательно, у него и в мыслях нет утверждать, что женщина есть источник или объект греха. Просто Франциск прекрасно знает, что для обольщения человеческой души Дьявол наиболее часто использует плотскую сторону нашей природы * Для большей пользы мы можем возвратиться ко второй главе этого учебного пособия и перечитать её. В ней говорится о различных формах искушения, что Дьявол использует, дабы создать раскол между человеком и его Творцом.. Он также знает, что, как говорил Святой Павел, дух бодр, а плоть слаба (Послание к верным 5). А сила – главное свойство, позволяющее противостоять искушениям плоти, всегда сопрягается с двумя другими не менее важными добродетелями: воздержанностью и благоразумием:

  1. Братья должны остерегаться нечистых взоров на женщин: это значит уметь контролировать начало, вызывающее плотскую страсть; здесь речь идёт о воздержанности во взгляде. Смотря на женщину, надо видеть не тело её, а душу;
  2. Во избежание греха, Франциск предписывает братьям в миру быть благоразумными: И пусть никто не общается с ними и не идет с ними в одиночестве по дороге (Устав, не утверждённый буллой 12 2). Осторожность, которую он предписывает братьям доходит до того, что тем возбраняются встречи и поступки, которые могут быть неверно истолкованы третьими лицами: Строго приказываю всем братьям, чтобы не имели подозрительных свиданий и разговоров с женщинами… дабы по этому поводу между братьями или из-за братьев не возникло возмущение (Устав, утверждённый буллой 11).

Таким образом мы видим, что оба способа, которые Франциск предписывает своим братьям, дабы соблюсти данный ими обет целомудрия, могут быть без проблем применимы и к любому другому человеку, даже не являющемуся братом миноритом. Для этих людей, советы Франциска будут выражаться в уважении обета верности, обета целомудрия, или, проще говоря, в соблюдении божественной заповеди: не прелюбодействуй. Так, будь то муж или жена, юноша или девушка, священнослужитель или кто-либо другой…. все они должны следовать этим двум практическим советам Франциска: 1/ Остерегаться нечистых взоров (или, наоборот, не провоцировать их); 2/ Избегать ситуаций, которые могут привести ко греху, или же поставить вас в неудобное двусмысленное положение.

О добродетели, избегающей порока

Это название одного из увещеваний Франциска (Увещевания 27). Этот текст замечательным образом излагает все добродетели, о которых надо просить Господа, для счастливой семейной жизни:

Где любовь и мудрость, там нет ни страха, ни невежества.

Где терпение и смирение, там нет ни гнева, ни смущения.

Где бедность с радостью, там ни алчности, ни скупости.

Где покой и размышление, там ни смятения, ни тревоги.

Где страх Господа у охраняющего свой дом, там враг не сможет найти места для нападения.

Где милосердие и любовь, там ни заносчивости, ни черствости.

СЕМЬЯ

Artículo 17

В лоне семьи живите, руководствуясь францисканским духом согласия, верности и уважения к окружающему миру, способствуя тем самым обозначению нового общества во Христе * Устав « Льва XIII », II 8..

Любовь Христова к своей Церкви должна в особенности проявляться в семье, супругами, которые посредством христианского воспитания, живя просто и открыто, принимая во внимание предназначение каждого, должны вместе со своими детьми радостно идти гуманным и духовным путём * II-ой Ватиканский собор, догматическая конституция о Церкви 41 : « … Христианским супругам и родителям надлежит, следуя собственным путём, на протяжении всей своей жизни верной любовью взаимно поддерживать друг друга в благодати и прививать христианское учение и евангельские добродетели детям, которых они с любовью приняли от Бога. Так они подают всем пример неутомимой и щедрой любви, созидают братство любви и становятся свидетелями и сотрудниками плодовитости Матери Церкви в ознаменование и в сопричастие той любви, которой Христос возлюбил Свою Невесту, предав Себя за неё. Подобный пример, но иным образом, подают вдовствующие и безбрачные, которые тоже могут содействовать, и немало, святости и деятельности в Церкви. Те же, кто занимается трудом, зачастую тяжким, должны совершенствоваться благодаря этим человеческим делам, помогать согражданам, продвигать к лучшему всё общество и всё творение. Кроме того, и Самому Христу, руки Которого прилежали плотницкому ремеслу и Который всегда трудится с Отцом ради всеобщего спасения, они должны подражать в деятельной любви, радуясь в надежде, неся тяготы друг друга и восходя в своём повседневном труде к высшей святости, даже апостольской. Пусть те, кто угнетаем бедностью, немощью, болезнью и всяческими бедствиями или терпит гонение за правду, знают, что они особым образом соединены со Христом, страждущим ради спасения мира; таковых Господь в Евангелии провозгласил блаженными, ибо "Бог ... всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми" (1 Петр 5 10). Поэтому все верные Христу во всех житейских условиях, занятиях или обстоятельствах с каждым днём будут освящаться всё более, причём именно через всё это…». + Декрет об апостольстве мирян 30: « Подготовка к апостольству должна начинаться с самого начального воспитания детей. Однако особым образом должны приобщаться к апостольству подростки и молодёжь, проникаясь его духом. Эта подготовка должна совершенствоваться в течение всей жизни в зависимости от того, чего потребуют от мирянина новые задачи, которые он принимает. Поэтому очевидно, что те, на кого возложено христианское воспитание, обязаны готовить и к апостольству. Задача родителей — с самого детства внушать своим детям в семье расположенность к познанию любви Божией ко всем людям и постепенно, прежде всего собственным примером, учить их заботе об удовлетворении нужд ближнего: как материальных, так и духовных. Таким образом, вся семья и совместная жизнь в ней должна стать как бы первыми шагами в апостольстве. Кроме того, нужно воспитывать детей так, чтобы, выходя за пределы семьи, они открывали свою душу сообществам: как церковным, так и мирским. В местной приходской общине детей нужно принять так, чтобы в ней они осознали, что являются живыми и деятельными членами народа Божия… А наставникам и воспитателям, по своему призванию и обязанности исполняющим самую возвышенную форму апостольства мирян, надлежит глубоко усвоить вероучение и обрести педагогические навыки, чтобы благодаря этому они могли успешно дать такое воспитание. Равным образом группы и сообщества мирян, посвящающие себя апостольству или иным сверхъестественным целям, должны ревностно и прилежно содействовать подготовке к апостольству в соответствии со своими целями и возможностями. Зачастую они и сами представляют собою обычный путь надлежащей подготовки к апостольству, ибо в них даётся вероучительное, духовное и практическое воспитание. Их члены, объединяясь с соратниками и друзьями в небольшие группы, обдумывают методы и результаты своей апостольской деятельности и сверяют с Евангелием образ своей повседневной жизни..

В семье они будут жить

Образ жизни, о котором идёт речь в нашем уставе (смотр. главу II) охватывает широкую область нашей человеческого и духовного существования. Однако практически не указываются «места», где точно наша духовная жизнь должна иметь место, за одним единственным исключением: В лоне семьи живите… Почему же в уставе даётся такое точное определение? Да ведь это не что иное как подсказка для каждого из нас «откуда» надо начинать! Точно так же, как человеческое существование, в его материальном аспекте, рождается и развивается в лоне семьи, так и учение любви появляется на свет и растёт там же, то есть в семье.

Семья, основанная на любви и оживляемая любовью, есть община личностей: это супружеская община мужчины и женщины, это община, в которой развиваютсяотношения родителей и детей, это община родственников. Ее главной задачей является верное отражение реальности общения в непрестанном стремлении к развитию истинной общины личностей. Внутренним основанием, неизменной силой и конечной целью этой задачи является любовь: как без любви семья перестает быть общиной личностей, так же без любви она не может жить, расти и совершенствоваться как община личностей. Человек не может жить без любви. Он остается для себя самого существом непонятным, жизнь его лишена смысла, если не откроется ему Любовь, если он не встретится с Любовью, если не прикоснется к ней и не сделает ее некоторым образом своею, если не обретет в ней живого участия. * Иоанн Павел II, апостольское обращение Familiaris consortio, § 18, Pierre TEQUI Editeur 1981.

Для создания такого семейного единения необходим ключевой элемент: воспитательный обмен между родителями и детьми, который позволит каждому что-то дать от себя, и получить что-то взамен. Разве можно найти более красивое определение жизни в семье, чем слова Понтифика Иоанна-Павла II: «дарить и получать взамен»? Но что дарить, и что получать? Теперь мы можем без труда ответить на этот вопрос: дарить и получать всё, что нужно человеку для жизни, для материальных нужд (хлеб, одежда, крыша над головой, ...), не забывая о потребности любви. Ибо подлинная христианская жизнь – это не отрицание или радикальное разделение человеческого и духовного, но, напротив, сублимация человеческого в духовном.

Францисканское воплощение мира в лоне семьи

Зачем говорить о францисканском духе мира? Разве понятие мира не универсально? Да! Есть, оказывается, много способов жить в мире. Обращение Иисуса Христа к своим апостолам недвусмысленно говорит об этом: Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. (Ин 14 27). Если сам Христос подчёркивает различие между своим миром и миром мира, значит действительно между ними существует какая-то разница. Слишком часто мир на земле поддерживается балансом сил. Даже всеми известное выражение свидетельствует об этом: хочешь мира – готовься к войне! Ведь как же часто нам приходилось быть свидетелями сохранения мира в обществе исходя из количества и силы имеющегося оружия? И, исходя из истории разных народов, в который раз мы убеждаемся, что сила, переходящая то к одной стороне, то к другой, делает этот видимый мир ещё более хрупким. И наоборот, мир Божий не имеет никакой меры, никакого предела. Он находит своё выражение через бесконечную и милосердную любовь Господа к раскаявшейся душе. Францисканский же дух мира находит свой источник в этой, не знающей предела, Божьей любви. Несколько высказываний Франциска, приведённых выше, и которые предназначены для семьи, конкретно касаются францисканского духа мира в семье: ни ссор, ни клеветы, но братская любовь и дух нищеты; любить тех, кто ударяет тебя по щеке; сочувствие к ближнему...

Чтобы помочь нам усвоить и впитать в себя этот францисканский дух мира, было бы полезно перечитать призывы Франциска, о которых мы уже говорили, а также обратиться к XI-ой главе нашего пособия, тема которой будет полностью посвящена миру.

Воплощение семейной верности

Чаще всего супружеская верность воспринимается не как ограничение личности, но напротив, как образ жизни, стимулирующий развитие отношений и жизненные цели * Тони Анатрелла, Супруги, супружеское счастье… Заметки на тему о супружестве, Flammarion 2004, стр. 78.. Чтобы не повторять уже прежде написанные строки на тему верности, мы ограничимся ответами на следующие вопросы:

1. Как, ещё до брака, готовиться к верности? В день свадьбы молодые супруги приносят друг другу исключительный дар, отдаваясь душой и телом своей половине. Эта исключительность проявляется в частности и в отдаче своей непорочности, которую молодой человек или девушка хранили до этого чудесного момента. Приношение в дар своей невинности, конечно, не является единственной причиной начала супружеской жизни. Самая главная основа этого – повеление Творца нашего: Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть (Быт 2 24). Так что не надо, на практике, путать местами слова этого повеления, чтобы получилось: и будут два одна плоть, и затем муж прилепится к жене своей! Даже если социальный контекст общества, в котором мы живём, не очень то способствует сохранению непорочности до брака, нужно помнить, что «подготовка» к супружеской верности проходит именно в период, предшествующий браку, т.е. когда человек живёт ещё один; ведь мужчине или женщине, не познавшим до свадьбы никаких плотских связей, будет намного легче сохранить верность своему супругу в дальнейшей совместной жизни.

2. Зачем быть верным ? Говоря о супружеском союзе мужчины и женщины, святой Павел заявляет: Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф 5 32). Так не следует считать, что союз мужчины и женщины ограничивается простым подражанием союзу Христа и Церкви; союз мужчины и женщины, посредством таинства, непосредственно участвует в нём. Утверждать, что супружество есть таинство – это значит утверждать, что связь, объединяющая мужчину и женщину является не только человеческим воссоединением, но и проявлением Святого Духа через неё. Исходя из этого, мы можем лучше понять требования Церкви по отношению к нерасторжимости брака. Подлинное обоснование нерасторжимости брака является следующим: союз мужчины и женщины есть производительный символ союза Христа и Церкви (и, следовательно, всего человечества), мужчина не может отделиться от жены своей, по образу Христа, который един со своей Церковью. И, наконец, ко всему этому добавляется слово, Глагол Божий, что наш Господь Иисус Христос произносит перед фарисеями, которые хотели подвергнуть его испытанию: В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. (Мк 10 6-9). Следовательно, Церковь – наставница наша и матерь, не является ни автором, ни судьёй данного требования. Но её убеждение заключается в том, что между божественным законом о передаче жизни и законом, который поощряет истинную супружескую любовь, не может быть различий. Ибо конкретное учение Церкви неотделимо связано с законом Божьим. Иоанн Павел II, наш суверенный понтифик, повторял это с той же убеждённостью, что и его предшественник: Не упускать ничего из спасительного учения Христа есть некий выдающийся род любви к душам. * Папа Павел VI, Энциклика Humanae vitae, 29.

3. Что является «фундаментом» супружеской верности ? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, мы хотели бы привести здесь результаты опроса о разводе, который был проведён в 80-ых годах, в одном из штатов Америки. Результаты опроса показали, что:

Два главных вывода этого опроса напрашиваются сами собой: во-первых, что «фундаментом» супружеской жизни является обращение к Богу. И, во-вторых, что молитва – это канал, по которому божественная благодать проникает в наши сердца. Люди, открывающие свои души нашему Творцу, Искупителю и Спасителю, получают через него исключительные силы, помогающие им чувствовать радость Царства Небесного будучи ещё здесь, на земле.

4. Можно ли вновь обрести чистоту души после грехопадения ? Другими словами, может ли человек, оступившийся один или несколько раз в своей жизни, «восстановить»свою утраченную чистоту? Евангелие даёт нам положительный ответ, мы можем привести множество примеров этого, как, например, этот, говорящий о раскаявшейся грешнице (Лк 7 47-48) : А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много... Ей же сказал: прощаются тебе грехи. Чтобы показать, что никогда не поздно вновь обрести чистоту, несмотря на ошибки, которые могли быть совершены, Евангелие повествует нам чудесное примирение Марии Магдалены, грешницы о семи бесах со своим Творцом. Она была одержима не одним бесом, но из неё вышли семь бесов (Лк 8 2), столько же, сколько смертных грехов! Но её покаяние и отказ от греха были вознаграждены прощением Бога. Таким образом, человек, изначально виновный и несовершенный, становится праведным, и сознание его очищается через смирение, раскаяние и любовь. И тогда она может «соперничать» с теми, кто никогда не совершал ошибок. Ведь именно её удостоил Бог быть первой, кто увидел воскресшего Христа утром Пасхального воскресения * Мы можем предположить, что ночью, когда Иисус воскресает, он появляется (прежде всех) своей матери. Оговоримся, что это есть чистая гипотеза, подкреплённая правдоподобием ситуации и тем фактом, что она была на Голгофе, но не пришла к гробнице своего сына: утешение её Бога даёт ей успокоение. (Cf. Псалом 93). MJ Lagrange et C. Lavergne, Synopse des quatre évangiles en Français d’après la synopse grecque, Librairie Lecoffre J. Gabalda et Cie Editeurs, 1993, заметка 306, страница 254. : Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! - что значит: Учитель! , а также какую миссию Он доверил именно ей, бывшей грешнице о семи бесах: иди к братьям Моим и скажи им… (Ин 20 16-17).

Уважение жизни в семье

В анализе 17-го положения нашего устава мы различаем два термина: верность и уважение к жизни. Это чисто педагогическая необходимость, потому что в тексте эти два аспекта выступают в качестве одного, неразделимого, понятия. Речь идёт о верности и уважении к жизни. Уважать жизнь – это, прежде всего, жить в верности Господу, в послушании Его заповедей, которые и составляют суть нашей жизни: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и возлюби ближнего твоего, как самого себя. Ведь с христианской точки зрения, любовь не является чувством, так как это последнее всегда эфемерно, любовь представляет собой восприятие духа, определяющее наши отношения друг с другом. Любовь – это то, какими должны стать наши отношения, это то, что нужно создать. Это замысел, который нужно воплотить в жизнь, а не раз и навсегда зафиксированное чувство. Оно превосходит любовь к самому себе и берёт свой источник в любви к Богу Троице. Бог возлюбил нас. Бог есть любовь (1 Ин 4 7), эта любовь бедна, скромна, безвластна и хрупка, потому что она бескорыстна. Бог принял человеческое обличие через Иисуса Христа, который, принимая эту физически слабую оболочку, пришёл в нашу жизнь, чтобы умереть. Эта любовь святой Троицы также говорит нам: я хочу, чтобы ты жил. Слова о том, что Бог любит всех людей подразумевают Его желание видеть нас в полноценной, настоящей жизни, а не влачащими существование, подчинённое определённым моральным правилам. Другими словами, нельзя безоговорочно принимать всё и вся, во имя этой любви, особенно если это ставит под угрозу жизнь. Любовь начинается только тогда, когда мы открываемся Богу; только тогда она достигает высшего уровня, который открывает нам путь любви к ближнему, желанию «сделать для него что-то хорошее», быть ответственным за него, проявлять деликатность и уважение. У такой любви есть лишь один посыл: быть созидательной, ибо любить – не значит отказаться от своих собственных желаний, но дать им более глобальное значение. Таким образом, христианская любовь отвергает собственническое чувство, которое можно проявить к другому. Побеждая в себе это чувство собственности, мы освобождаем очень мощный жизненный толчок , позволяющий созидать узы, которые будут источником удовольствия, счастья и наслаждения. * Эти строки взяты из книги Тони Антарелла Церковь и любовь, Champs Flammarion, 2000, стр.86 и сл.

В этом контексте мы лучше понимаем, что в семье, общине личностей, следует уделять особое и пристальное внимание ребенку, глубоко уважая его личностное достоинство, соблюдая и отстаивая с великодушием его права. Это относится к каждому ребенку, но чем младше ребенок и чем больше он нуждается в чем-либо, будучи больным, страдающим или имеющим физические ограничения, тем большей заботой он должен быть окружен. Ходатайствуя за каждого ребенка, который является в этот мир и неизменно выказывая ему свою нежную заботу, Церковь исполняет свою основополагающую миссию; ибо она призвана являть и вновь предлагать в истории пример и заповедь Христа, поставившего дитя в самый центр Царства Божьего, говоря: Пустите детей приходить ко Мне, ... ибо таковых есть Царствие Божие (Мф 19 14, Мк 10 14, Лк 18 16). * Иоанн Павел II, апостольское обращение Familiaris consortio, § 26, Pierre TEQUI Editeur, 1981.

Знамение возрождённого мира во Христе

В мире, где сильнейший диктует свои законы…

В мире, где приветствуется поведение отчуждения и безразличия по отношению друг к другу, где нет места для самопоиска, который заменяется примитивным узакониванием наших действий…

В мире, где не признаётся жизнь другого человека, особенно в самые уязвимые моменты его существования, и это отрицание жизни возводится в социальную норму, к которой гражданин обязан присоединиться…

… братья и сёстры ордена св.Франциска, живущие в миру, призываются воплощать в лоне своих семей францисканский дух верности, уважения к жизни, показывая тем самым, что этому возрождённому миру учил нас Христос. Слово возрождённый – это то, что было сделано заново, что возродилось после падения. Таким образом, в мире, где нет любви, или её мало, что обязательно приводит к смерти другого или частички его, что же означает этот возрождённый мир во Христе? Ничего проще, чем жить по слову самого Христа, Слову любви и Слову жизни:

Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. (Ин 14 27)…

В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. (Мк 10 6-9)…

Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное. (Мф 19 14, Мк 10 14, Лк 18 16)…

Брак, красивая история

Брак, как и любое другое таинство не является волшебной палочкой, с помощью которой можно творить и исправлять всё, что хочешь. Упомянутые выше статистические результаты опроса красноречиво подтверждают это. Кроме того, прежде чем говорить о благодати брака, давайте приведём метафору о благоразумии до помолвки, которая будет полезной как для уже живущих в браке людей, так и для будущих супругов. Это метафора большого парусного судна. Прежде всего такой корабль состоит из корпуса. Из всех составных элементов именно эта часть является самой тяжёлой. Этот корпус символизирует нашу плоть, её импульсы, страсти и… её лимиты. Так же как корпус не может быть самодостаточным на корабле, так и один наш физический аспект не может отвечать всем жизненным потребностям. Если мы оставим корпус корабля, каким бы большим и солидным он ни был, посередине океана, то можем быть уверены, что рано или поздно, предоставленный самому себе, он разобьётся о скалы. То же самое можно сказать и о супружеских отношениях. Если семья зиждется исключительно на физической связи, этого не будет достаточно для полноценной жизни. Обязательно потребуется ещё что-то, что сможет двигать наш корабль вперёд. Этим чем-то являются паруса. Они символизируют любовь. С самого начала Церковь сталкивалась со многими моделями браков, которые исключали чувство любви в супружеских отношениях. Однако любовь супругов друг к другу не менее необходима, чем паруса для продвижения корабля вперед. Тем не менее, даже с парусами, и даже самые красивые корабли всё еще могут разбиться о скалы, потому что, если паруса позволяют кораблю двигаться вперед, они по-прежнему недостаточны для управления кораблем. Значит, нужен третий элемент, самый, впрочем, маленький по своим размерам, который позволит этому красивому паруснику плыть туда, куда ему будет нужно. Это штурвал, олицетворяющий желание, волю. Здесь можно задаться вопросом: волю чего?

  1. В первую очередь, волю найти источник своей любви в любви ещё большей, чем к себе подобному, любви к святой Троице ;
  2. Желание иметь прочные и длительные отношения ;
  3. Желание строить, день за днём, любовь, которая будет помогать жить и расти нашему спутнику по жизни.

Эта педагогика охватывает всю супружескую жизнь. Забота о том, чтобы дарить и передавать жизнь, является неотъемлемой частью миссии христианской жизни, которая без креста не может достичь воскресения. Таким образом мы приходим к пониманию, что нельзя вычеркнуть из супружеской жизни долю жертвенности, но напротив, её надо принять всем сердцем (вот она, необходимость штурвала), и тогда любовь будет крепнуть изо дня в день, становясь источником интимной радости.

Благодати брака

Именно в праздновании самого таинства брака мы находим все основные многочисленные благодати христианского брачного союза. Священнослужитель обращается к венчающимся с этими словами :

Вняли ли вы Слову Божьему, которое открыло людям значение любви и брака. Да! Слово Божье открывает нам, что Бог есть Любовь, что Он является источником любви, и что цель всего нашего существования, главное направление нашей жизни есть любовь. Таинство брака дает супругам возможность жить в любви с Богом. Через это таинство Бог дает нам Святого Духа, силу любви, который освящает любовь супругов друг к другу. Чем больше супруги будут укреплять свой союз через любовь к Богу, тем больше они будут получать благодатей от этого таинства. Тогда священнослужитель продолжает, а венчающиеся отвечают ...

Пришли ли вы в храм добровольно, и является ли ваше желание вступить в законный брак искренним и свободным? Этот вопрос имеет большое значение. Для того, чтобы таинство брака вступило в силу и приносило плоды, необходима абсолютная свобода выбора стоящих перед алтарём: Да, - это их ответ. С момента своего основания Церковь призывала к тому, чтобы браки решались по любви. Если кто-то из венчающихся считал что идёт «под венец» по принуждению, то он мог (и даже должен был) ответить нет на заданный священнослужителем вопрос. Конечно, многие из присутствующих могли бы удивиться и сожалеть, что это высказывание пришло так поздно. И всё-таки! Ведь брак – это не только простая административная формальность, или гражданский контракт, который в любой момент может быть расторгнут. Брак – это таинство, которое неразрывно объединяет мужчину и женщину на всю жизнь. Значит, это решение должно быть непорочным. Далее священнослужитель задаёт следующий вопрос…

Готовы ли вы хранить верность друг другу в болезни и здравии, в счастье и в несчастии, до конца своей жизни? В тот момент, когда венчающиеся связывают себя согласием, они получают дополнительную освящающую благодать, Господь снисходит до их душ. Таинство брака – это также тот сверхъестественный дар, что будет помогать им жить в гармонии, предостерегая от зла. Эти полученные в дар благодати будут явными в своё время, помогая супругам укреплять их любовь и быть верными друг другу. Церемония продолжается, и очередь следующего вопроса…

Имеете ли вы намерение с любовью и благодарностью принимать детей, которых пошлёт вам Бог? Первая видимая благодать – это стать друг другу мужем и женой. По согласию обручённых богословские и нравственные благодетели обретают новую силу. Милосердие совершенствуется, терпение становится более стойким, благочестие – более глубоким. Конкретным образом это будет воплощаться в жизнь взаимопомощью супругов. Но есть ещё одна благодать брака: плодотворность. Первое, о чём мы думаем – это, конечно же, радость принятия всех детей, что Господь может даровать паре. Но эта благодать несёт в себе другую: ответственность родителей (в положительном смысле этого слова) за воспитание ребёнка. А какая красота кроется в этом слове: воспитание. Можно дрессировать животное, но человека можно только воспитать. Воспитать для жизни, что поможет ему стать, в свою очередь, человеком ответственным в будущем взрослом существовании; воспитать для жизни духовной, что направит его душу и действия ко Всевышнему Отцу нашему.

Затем следует супружеская клятва. Заметим, что наравне с местоимениями «я» и «ты» (что абсолютно логично), в ней используются термины, которые дают представление о том, что такое супружеская жизнь, направленная на принятие друг друга и дар себя: …я принимаю тебя в жёны и отдаю себя, чтобы любить тебя преданно на протяжении всей жизни. Таким образом, супруг принимает другого, но не берёт; он дарит себя, ничего не спрашивая взамен. Таинство брака завершается благословением и обменом обручальных колец…

Обручальные кольца – это не цепи, заковывающие свободу супругов. Обручальные кольца – это видимый, хоть и молчаливый, для всех знак, повествующий о воле супругов всегда хранить друг другу совершенную верность, подобно тому как Христос и Церковь – его жена – верны друг другу.

Провозглашая в миру любовь Христа к Церкви

В Ветхом Завете пророки естественным образом выразили отношения Бога с теми, кого он сотворил через образ супружеского союза, а иногда и, увы, через супружеский разлад. Следуя инстинкту, они пришли к тому, что стоит превыше всего в порядке природы: к супружескому союзу, объединив двух в одной плоти, дабы проникнуться сутью порядка благодати: единение с Господом через общность мысли, желания и любви.

Листая страницы «Суммы теологии» Фомы Аквинского, можно прийти к выводу, зачастую быстрому, иногда неожиданному, но всегда удивительному, как, например, синтетическое ниженаписанное заключение, более интересное для нас в этой главе, о том, что есть четыре великих таинства: крещение, по причине его последствий; конфирмация, по причине его служителя; Евхаристия, по причине своего содержания; и, наконец, брак, по причине того, что он означает * Фома Аквинский, Сумма теологии, IIIa pars qu. 65 art. 5 ad 4, qu. 67 art. 2 ad 3.. И действительно, когда св.Павел говорит о христианском браке, он учит, что муж должен любить свою жену и относиться к ней так, как относится к самому себе. В качестве примера он сопоставляет любовь Христа к своему Телу, то есть Церкви: Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви (Еф 5 32). Из этого можно сделать вывод, что таинство, которое кажется наиболее близким плотским чувствам, поскольку оно имеет как материю, так и форму для воплощения наипервейшей природной функции – любви во всех её измерениях, в том числе и физическом – это таинство является наиболее мистическим и, в то же время, несущим в себе самый большой заряд духовного значения * Это настолько верно, что даже те, кто отказался от брака для Царства Небесного (Мф 19 12) ощущают в абсолютной «полноте» эту сверхъестественную реальность во Христе и в Церкви : ведь то, что невидимо глазу и есть настоящее..

Таким образом, человеческая любовь, любовь мужчины к женщине, есть самое видимое проявление в мире любви Христа к своей Церкви. Статья 17 нашего Устава призывает братьев и сестёр св.Франциска живущих в миру, и состоящих в браке, открыто провозглашать эту реальность, живя благодатями брака в лоне семьи. Какая миссия! Какое назначение свыше следовать наставлениям, в сути своей простым и естественным, которые Франциск адресовал для каждой семьи!

Христианское воспитание, простота и открытость

Под этим выражением: христианское воспитание, подразумевается задача родителей вырастить детей по христианским принципам. Ни один духовный пастор, каким бы талантом он ни обладал, никогда не сможет передать веру ребёнку в том же объёме и простоте, нежели его родители. Семья является первой и самой главной ячейкой в воспитании по-христиански. Рискуя повториться, вспомним мудрые слова Святого Кюре из Арса: «Отцы и матери должны знать, что их величайшее занятие – трудиться над спасением душ своих детей, и что нет занятия превыше сего; больше того: их собственное спасение напрямую связано со спасением их детей.»

Не надо думать, что если родители никогда не учились в семинариях и не получили специального теологического образования, то они должны или могут уклониться от их воспитательной и проповедческой миссии. Семья – это не что иное как домашняя церковь. Её можно назвать «школой служения Господу», по выражению св.Бенедикта, как небольшой семейный монастырь, где родители и дети, вместе, занимаются изучением и углублением Божьих законов, приобщаются к общей молитве, а также к активному и сознательному участию в литургической жизни Церкви. Что может быть проще каждодневной молитвы в лоне семьи? Или же построить всем вместе рождественские ясли к Сочельнику? Рассказать о том, как родился Иисус? Всё это относится к простым способам воспитания детей в вере. Никому не возбраняется откупорить «хорошую бутылку» вина накануне национального праздника – на это нет Божьего запрета; но если вы сделаете это в воскресный день, услышав, например, провозглашение Евангелия о браке в Кане Галилейской, и объяснив это детям, * Чтобы расширить эту, полезную для многих, тематику, вы можете перечитать один из параграфов VII-ой главы данного учебного пособия под названием «Как вода превратилась в вино: построение братского общества по Евангелию». то это будет ещё лучше!!

Термин открытый определяется как «явный, не скрываемый и не умалчиваемый». Но что значит «открытость» в контексте христианского воспитания? Примечание, на которое ссылается 17-ое положение нашего Устава, относится к декрету об апостольстве мирян, предлагая нам ответы на этот вопрос. В нём говорится о том, что нужно воспитывать детей так, чтобы, выходя за пределы семьи, они открывали свою душу сообществам: как церковным, так и мирским. Поэтому не может быть и речи, чтобы посадить ребёнка «под домашний замок»; придёт время, когда птенцу придётся расправить свои собственные крылья, открыть для себя окружающий его мир. Это поможет ребёнку глубже узнать себя, больше познать своего Творца и предназначение, что Господь приготовил ему. Если продолжить чтение декрета, то нам встретятся следующие строки: С возрастом ум раскрывается шире, и поэтому каждый может яснее раскрыть в себе те таланты, которыми Бог обогатил его душу, и успешнее использовать благодатные дарования, данные ему Святым Духом на благо его братьев. Конкретным образом, открытое воспитание по-христиански учит ребёнка осознавать, что Бог любит всех людей без исключения, и что мы тоже должны учиться этому (если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? Любите врагов ваших, …). Важно также, например, не игнорировать ни один вопрос, задаваемый ребёнком (ни один вопрос не должен быть запретным).

Принимая во внимание предназначение каждого

Данное уточнение, фигурирующее в Уставе о внимании к призванию каждого, охватывает два аспекта воспитания детей, дополняющих друг друга. Прежде всего, это то, что у каждого есть своё собственное предназначение в жизни (призвание к браку, религиозной стезе, духовенству…). И родители не имеют права брать на себя выбор предназначения их детей. Однако, и это является вторым аспектом, родители также не могут считать, что призвание их ребёнка их совершенно не касается, что это не их проблема! Напротив, они должны быть максимально внимательны к своим детям, уметь вести с ними диалог, чтобы иметь возможность толково объяснить, что такое хорошо, а что такое плохо. В послании к брату Льву, который, в общей сложности, желает, чтобы за него «приняли решение», Франциск замечательным образом разбирает этот двойной аспект, о котором мы сейчас говорим в отношении родителей. Заметим, что в этой ситуации Франциск обращается к брату Льву как мать обратилась бы к ребёнку, так что мы вполне остаёмся в теме: Брату Льву твой брат Франциск, привет и мир. Так говорю тебе, сын мой, как мать, и все слова, сказанные нами в дороге (что можно «перевести» как: всё, что мы с отцом твоим дали тебе на протяжении последних лет, что помогло воспитать тебя), кратко выражаю в этом слове, и если тебе потом понадобится прийти ко мне за советом, то так тебе посоветую: как бы ни показалось тебе лучше послужить Господу Богу и следовать за ним и его бедностью, делай с благословением Господа Бога и моим согласием. Таким образом, Франциск оставляет Льву полную свободу выбора, также как и родители должны это делать в вопросе выбора призвания своих детей. Эта свобода действий отнюдь не показывает родительское безразличие. Франциск озабочен общим направлением выбора, от которого нельзя отмахнуться каким бы ни было предназначение: послужить Господу Богу и следовать за ним и его бедностью. Именно такое же внимание родители должны проявлять к своим детям. Франциск заключает своё послание, как бы для полного успокоения брата Льва, что он не бросает его, а напротив, очень к нему внимателен: И если тебе нужно душу свою обратить к другой за утешением, и если хочешь, Лев, прийти ко мне, приходи !

Идти в радости жизненным и духовным путём вместе с детьми

Ребёнок не бремя! Ребёнок – дар Божий, да какой дар! Он есть жизнь, подаренная Богом, он есть творение, в котором принимают участие родители, осенённые благодатью свыше. Вместе с Марией, родители могут петь: «Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его». В этом восславлении нет ни капли грусти, к чему и призывает наш Устав. Ведь одной из главных францисканских харизм и является радость. Однажды Франциск обратил внимание, что один из его спутников выглядит мрачным и печальным, он обратился к нему с такими словами: Раб Божий не должен представать перед людьми грустным и хмурым, напротив, он должен всегда быть любезным. Ступай к себе и подумай о своих грехах; перед Богом ты можешь и поплакать, и попричитать; но когда вернёшься к братьям своим, оставь своё горе там, где ему надлежит быть, и будь как все (Фома Челанский, Второе житие, 128). Франциск так высоко ценит человека, полного духовной радости, что даже включил это увещевание в устав: И пусть остерегаются показаться чрезмерно печальными и лицемерно сумрачными; но пусть предстанут радующимися в Господе, и веселыми и подобающим образом приветливыми (Устав, не утверждённый буллой, 7 15-16).

Но разве жизнь в радости способна отгородить нас от всех трудностей? Точнее, следует ли считать, что воспитание детей не представляет трудностей? Старая поговорка очень тонко, и в то же время очень метко, выражает хлопоты, с которыми мог встретиться любой родитель: «маленькие дети – маленькие заботы, большие дети – большие проблемы». И, кажется, ещё никто не смог избежать этих родительских забот. Мария и Иосиф тоже сокрушались по маленькому Иисусу, когда «потеряли» его: Чадо! Что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя (Лк 2 48). Какой же он ещё ребёнок, этот маленький Иисус! И на этом тревоги матери не прекратятся, но преумножатся в будущем… Однако, даже в самых страшных испытаниях, в Евангелии мы читаем о непоколебимой вере Марии: И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своём (Лк 2 51). Радость Марии никогда не была экзальтированной, бурной эмоцией. Она жила своей, внутренней, и очень интимной, радостью: Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге (Лк 1 46-47).

Но на чём должны сосредоточиться родители и дети? Прежде всего, на выборе правильного пути, целью которого будет духовное становление. Но прежде чем прийти к духовному становлению, надо пройти по жизненному пути. Таким образом, будучи родителями, мы не имеем права претендовать на ценность исключительно духовного пути, несмотря на то, что именно он венчает «наш маршрут», являясь его целью. В этом утверждении не было бы ни логики, ни равномерности. Нельзя «забыть» жизненный путь, упоминание которого, кстати, стоит на первом месте в положении устава, как будто указывая нам, что именно с него и надо начинать, а не наоборот… Последуем в этом примеру самого Создателя. Процесс Воплощения его собственного Сына проходил в человеческих условиях, с земными родителями, которые его кормили, одевали, заботились о нём… Но вскоре, как напоминание родителям, что есть цель духовная, Господь доносит до нас эту фразу, произнесённую ещё Иисусом ребёнком: или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? (Лк 2 49).

И, наконец, как можно интерпретировать единственное число слова путь и множественное – со своими детьми, во фразе: идти в радости жизненным и духовным путём вместе с детьми ? По правде говоря, здесь можно дать несколько объяснений. И первое, что логично напрашивается на ум, это то, что каждый ребёнок уникален. Так, если в семье мы живём в радости со всеми нашими детьми, то должны уделить наше внимание каждому из них, по его индивидуальности. Эта фраза из нашего устава имеет и другой смысл, дополняющий то, что только что было сказано: сами родители приглашаются в радости следовать этому жизненному и духовному маршруту, разделяя этот путь со своими детьми. Тогда и они, подобно Матери Иисуса, смогут воспеть: «отныне будут ублажать меня все роды»…

ВОПРОСЫ

Контроль знаний

  1. Мужчина и женщина обязаны стремиться к большему, нежели они уже есть. Но кто же они уже есть? И что есть семья?
  2. Ответьте словами Франциска на следующие вопросы :
    • Что необходимо делать, чтобы «всё было хорошо» в семье ?
    • Что делать, если в жизни семьи «всё» плохо ?
    • Как прийти на помощь в трудную минуту супругу или супруге, брату, сестре, ребёнку, отцу или матери ?
    • Что нужно делать, чтобы не нарушить одну из божественных заповедей: не прелюбодействуй ?
    • Что изгоняет пороки ?
  3. Святой кюре из Арса, сам являющийся терциарием Франциска, говорит нам о том, что должно быть наиглавнейшей заботой родителей. Можешь ли ты сказать, о чём конкретно идёт речь ?

Вопросы углубленного изучения

  1. Литургия предусматривает чтение 127-го псалма во время таинства брака. Можешь ли ты извлечь из этого чтения аллегорический духовный смысл, смысл духовно-нравственный, а также смысл духовно-мистический (см., если необходимо, определения этих различных значений в начале главы VII) ? Каким эхом должно отзываться это слово Божье в твоей жизни, вне зависимости кем ты являешься: супругом, родителем, ребёнком, холостяком или священнослужителем ?
  2. Проанализировав и подумав над 11-ым положением первого устава Франциска, можешь ли ты сказать, что необходимо делать и как нужно себя вести, с благословения Божьего, по отношению к твоей супружеской половине, к твоим детям, родителям ?
  3. Какими конкретными действиями и способами ты должен руководствоваться, чтобы хорошо воспитать «своих» собственных детей, для спасения их душ ?

Наверх страницы

Выполнено www.pbdi.fr Иллюстрации сделаны Laurent Bidot Перевод : Nadejda Stettler